Регистрация Вход
Город
Город
Город

Один день Вани Денисова

 Ранним утром ученик 4 класса приходской средней школы Иван Денисов проснулся от писка будильника своей мобилы. Пора было собираться в школу.  Он откинул одеяло и потянувшись, присел на кровати. Родители уже давно ушли на работу - с тех пор, как 60-ти часовую рабочую неделю заменили на 70-ти часовую, он их почти уже и не видел по будним дням. Впрочем, Ваня вполне себе самостоятельный парнишка, чтобы сварганить себе нехитрый завтрак, как никак ему уже 10 с половиной лет, и потому, тихонько ступая, чтобы не разбудить старших сестер, он направился в сторону кухни.

"Хорошо вам, девчонкам, в школу ходить не надо"- завистливо подумал Ваня.

Подогревши в микроволновке свой завтрак, и потрапезничав, Ваня собрал свой нехитрый скарб и вышел на улицу. Дойдя до угла улиц Жертв Красного Террора и Светлейшего Князя Михалкова, он остолбенел. Перед ним стояла тумба с праздничной афишей, изображающую государя-императора, сфотографированного по случаю коронации. Но какой-то уличный хулиган красным маркером приписал к имени царя буквы "ЛЖЕ", а к единственной палке в его номере приписал еще две, так что выходило, что он Третий.

Возле тумбы стоял кабанообразный городовой, а какой-то человек в штатском, бешено жестикулируя, что-то ему рассказывал.

- Ишь, молодцы! - вполголоса произнес Ваня, и зашагал дальше, поскольку он уже достаточно сильно опаздывал в школу.

Начало уроков было такое же как всегда, после молитвы о здравии государя, чиновных и начальствующих лиц, начался урок Закона Божья. 

Большую часть занятия отец Онуфрий, слегка монотонно, но весьма красноречиво описывал зверства безбожных большевиков, сопровождая свой рассказ пространными цитатами из Библии и слайдами с горами черепов и трупов. Напоследок он отдельно коснулся темы адских мук тех, кто не повинуется начальствующим и царствующим лицам, и призвал учеников всячески сигнализировать о тех, кто сегодня будет выказывать признаки радости, а наипаче тех, кто нацепит сегодня на себя знаки сатанинские на пагубу своей души.

Следующим уроком была арифметика. Бодрый, подтянутый молодой учитель Дерибасков диктовал условия задачи:

- Купец 2-й гильдии купил 7 цыбиков чая первого сорта и 6 цыбиков чая второго сорта. Определить, какой процент барыша получит купец, когда смешает весь товар вместе и продаст его как чай первого сорта, если известно, что первый сорт в два раза дороже второго....

Задача оказалась на редкость трудной и никак не решалась, тем более с таким гадюкой-купцом. Но затем Ваня представил, что это не купец с чаем, а две соревнующиеся строительные бригады из похожей задачки, которую ему рассказал Петр Васильевич, и решение ему удалось на редкость легко.

Его дневник украсился заслуженной пятеркой. После урока, на большой перемене он с радостью вышел в коридор и столкнулся со своим приятелем Сёмой Ацыповичем.
- Здорово, Сёмыч, - улыбнулся Ваня.
- Здорово, Ваныч, - приветствовал Сёма. - Ну что, продолжим наш спор?
- Продолжим! - решительно сказал Ваня. Они тихонько прошли в дальний коридор и завернули в закуток, где их никто не видел. Оглянувшись по сторонам, Сёма открыл маленькую коробочку.
- Короче, я хожу це-четыре, - сказал Сёма и сделал ход крохотной белой пешкой на крохотном поле карманных шахмат.

Партия оказалась интересной, Ваня удачно разыграл дебют, который ему как-то показал  Петр Васильевич,и умудрился выиграть две лишние пешки, но хитрый Ацыпович сделал ловкий ход конем и разменял его офицера.
- Ха-ха, ничья! -воскликнул Сёма. - Разноцветные слоны во все стороны равны!
- Это еще доказать надо, - горячился Ваня, но тут оба шахматиста взвыли от боли, держась за ухо.

Дьяк Гураев, привлеченный их неосторожными возгласами незаметно подкрался к играющим, и , как старший воспитатель, с чувством исполненного долга препроводил обоих к директору.

Ваня был огорчен. К его триумфальной пятерке добавилась грозная красная надпись "Играл на перемене в шахматы. Срочно явитесь к завучу".

Следующий урок был урок истории, и ученикам показали новый фильм Светлейшего князя Михалкова - седьмую часть киноистории про командарма Котова. Ребята увлеченно следили за лихим сюжетом,  в котором бесстрашный командарм сбивал из нагана вертолеты НКВД, захватил атомный бронепоезд, освободил всех заключенных Гулага и почти уже было захватил власть в стране, но был остановлен прямым попаданием атомной бомбы на Семипалатинском полигоне.

- Как ты думаешь, - спросил после фильма Ваню его одноклассник, - а восьмая часть про Котова будет?
- Как будет? - удивился Ваня. - Его ж атомной бомбой убило.
- Ну, положим, в четвертой части его вообще сожгли в печке чекисты. А он в пятой серии снова откуда-то взялся.
- Не знаю, - пожал плечами Ваня. - Вроде Михалкову больше, чем звание Светлейшего князя и камергера уже не дадут.

Внезапно их обогнал нахальный Петька Прохоров. Он забежал чуть-чуть вперед и обернулся.
- Ха-ха. А я иду на следующие уроки - английский и информатику. А вы, нищеброды, идёте домой, - начал дразниться он.

Ваня запустил в него огрызком яблока, но к несчастью, промахнулся.

Тем не менее, вредный Петька был абсолютно прав. Учеба на сегодня кончилась - родители Вани  могли достаточно оплатить только базовое образование в школе.

Выйдя из ворот, Ваня, однако не пошел домой, а повернул в противоположную сторону.  Если бы родители, а тем более учителя узнали, куда он идет, ему бы крепко влетело...

Чем дальше он шел, тем более грязнее становились дома и улицы, тем больше граффити попадалось на стенах. Пару раз он уже брезгливо обходил несколько резиновых мешочков и три раза едва не наступил на использованные шприцы, валяющиеся среди неубранного мусора.

Становилось немного жутковато. Впереди на перекрестке он увидал блестящую иномарку с депутатскими номерами и с мигалкой, невесть как попавшую в трущобу. Его не учили этому на уроках ОБЖ, но он хорошо знал, что в этом районе, мальчику его лет, к такой машине лучше не приближаться. И он, сделав большой крюк, обошел опасное место.

Вскоре он нашел знакомую улицу и повстречал несколько ребят, идущих с той же целью, что и он. Небольшой группой они зашли в знакомый дом.  Чернявый Ашот (он был сегодня за старшего) долго гремел ключами, затем со скрипом раскрыл железную дверь подсобки. Он улыбнулся Ване:

- Привет, Денисов. Возьми свое хозяйства. - И с этими словами он протянул Ване его мешочек, и раздал еще мешочки для остальных.

Ребята прошли дальше и зашли в комнату с черной закопченной стеной. Затем они присели на столы и стулья и долго ждали.

Скрипнула дверь. Вошел высокий, чуть сутулый человек в вязаном свитере и тихо сказал:

- Здравствуйте, дети.
- Здравствуйте, Петр Васильевич!

Он подошел к закопченной стене и крупно вывел на ней сегодняшнее число: "7 ноября"

- Ну что ж, ребята, достаем учебники, ручки и тетради, - негромко продолжил он. - Сегодня, вместо астрономии, первый урок  - будет урок истории. 
Я расскажу о событии, которое случилось ровно сто лет тому назад...


Источник: http://marat-ahtjamov.livejournal.com/365838.html#cutid1

Поделитесь с друзьями:

 

Комментарии:

maldalik

Все метко и верно..

Ответить

shrrr

Фантастика? Пока.

Ответить


нуууу,это пять.забавно,право.

Ответить

Понравилось! Хотя можно было развернуть еще.

Ответить

@бстинентный синдр()

В Солженицына камень? Какая пошлятина,прости,господи..... МИНУС...

Ответить

putnik-ost

Ндя. Тема-то по сути страшная и мерзкая. За детей очень тревожно, хорошие умные одарённые растут. Маленькие ещё, беззащитные. А здесь сарказм какой-то плоский. Глупо.

Ответить

нет, не глупо.
напоминает "451 градус по Фаренгейту", не Брэдбери, но +

Ответить

MirexMultispeed

Да уж, сильно не Брэдбери:)

Ответить

А продолжение будет?

Ответить

Ьудет, будет - может быть и лично увидишь.

Ответить


сильно, очень охота, что бы это так и осталось только рассказом...

Ответить

удивительно что Ваня вообще родился с 70-часовой раб. неделей, ну а про сестёр и говорить нечего)

Ответить

kamukad3e

Сильно напоминает продолжение теперешней действительности...
Не дай бог, тьфу, тьфу, тьфу...

Ответить

 
Автор статьи запретил комментирование незарегистрированными пользователями. Пожалуйста, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь на сайте, чтобы иметь возможность комментировать.